Главная » 2009 » Март » 20 » Портрет прапрапра… бабушки
12:02
Портрет прапрапра… бабушки

Предлагаем Вашему вниманию интервью Симоны Вилар для газеты "Зеркало недели"

Как и многие соотечественники, я практически ничего не знаю о своих дальних предках. В семье не сохранилось, например, ни портретов, ни сколько-нибудь подробных воспоминаний о моих прабабушках. Что уж говорить о более отдаленных во времени прародителях… Унаследовала ли я от них какие-то черты характера? На какую из них похожа внешне? Какими вообще были наши прапрапра… бабушки? Наверное, мало кто так хорошо представляет себе красавиц Киевской Руси, как Наталья Гавриленко. Историк по образованию она изучала соответствующие исторические свидетельства, а в романе «Чужак», посвященном временам Киевской Руси, писательница создала живые образы киевлянок.

Читатели могут знать ее также по псевдонимам Симона Вилар и Наталья Образцова — так она подписывала свои предыдущие 11 любовно-исторических триллеров, которые были изданы в Харькове и Москве. Действие всех книг развертывается на фоне известных исторических событий. Например, ее первый четырехтомник «Анна Невиль» повествовал о любви героев в годы Алой и Белой Розы в Англии ХV века. «Ветер с Севера» переносил в Нормандию Х века, «Исповедь соперницы» — в Англию ХII века, «Королева в придачу» — во Францию начала XVI века. И везде ее героини были смелыми, энергичными, умными и, конечно, удивительными красавицами. 

— Наталья, почему наша соотечественница стала героиней только двенадцатого по счету романа? 


— Проблема состояла в том, что главная героиня по определению должна быть активным действующим лицом, то есть «вести сюжет». Между тем Киевская Русь была патриархальной страной. В ее истории, за некоторым исключением, трудно найти активных самостоятельных женщин. Во всяком случае, о них сохранилось мало документальной информации и практически нет их портретных изображений. 

И все же я собралась с духом и начала писать именно о женщине суровых времен язычества, воинственных князей Аскольда и Дира, набегов, походов… Моя Карина — личность незаурядная. Она борется за свою любовь, причем не просто к пригожему молодцу, а к врагу, шпиону, засланному Олегом из далекого Новгорода в стольный Киев. Страстные чувства, противостояние двух сильных натур, предательства, измены, разлуки — все это на фоне колоритной эпохи воссоединения Киева и Новгорода, времени «откуда есть пошла Русская земля».

— Как же вам удалось придать героине активность? 


— Мне пришлось сделать Карину вдовой, которая ради элементарного выживания вынуждена была заняться предпринимательством — сугубо мужским делом. Наперекор предубеждениям современников она открыла в Киеве Гостиный двор и стала финансово независимой. Но женщина есть женщина — моя Карина не устояла против роковой любви, необычной, страстной, увлекающей. 

Нужно сказать, что полеты моего воображения опираются на данные летописей и воспоминания иностранных путешественников. Так, со слов арабского автора Ахмета ибн Фадлана мы знаем, что русы почитали своих женщин и любили их богато одаривать. Он пишет, что их жены были нарядны, носили монисто из золотых и серебряных монет, которые как выказывали социальный статус, так и выявляли отношение к ним мужей. Прочное положение женщины, жены, хозяйки было подкреплено особым почтением, которым пользовалась богиня домашнего хозяйства Мокошь. В языческом пантеоне она располагалась рядом с верховными богами славян — Перуном, Велесом, Родом.

Другими словами, женщины того времени были за мужем как за каменной стеной… 

— По-видимому, это так. А вот положение вдовы было незавидным. Бывало, что женщина предпочитала умереть вместе со своим мужчиной. Есть упоминание о том, что жены русов, подобно индийским вдовам, после смерти мужа предпочитали совершить обряд самосожжения или повеситься на специальных «воротах». Такой обычай, например, бытовал у вятичей. Впрочем, тот же арабский путешественник описывает обычай, когда на тот свет с умершим отправляется не жена, а рабыня, добровольно решившая стать его спутницей. Такую невесту-спутницу богато наряжали, угощали и лелеяли все время тризны, а потом убивали и клали рядом с покойником. 

Стоит сравнить женственных женщин Древней Руси и гордых, мужественных скандинавок. Мужчины севера тратили немало сил, добиваясь любви своих соплеменниц, которые могли отстаивать свою свободу, сражаясь с оружием в руках не хуже истинных викингов. Так, дочь одного их скандинавских королей по имени Альфгильд не захотела выходить замуж за ненавистного жениха. Не долго думая, она собрала своих подруг и уплыла с ними в море, занявшись вольным промыслом викингов. Таких женщин называли щитоносными девами, и в бою они были страшны. Может быть, именно поэтому в скандинавских странах около половины членов парламента и правительства составляют женщины? У нас же, несмотря на официальное равноправие, на бытовом уровне пережитки патриархальных времен живучи до сих пор. 

— Нас миновал и культ Прекрасной Дамы, который оставил такой яркий отпечаток в бытовой и художественной культуре Европы...

— Пожалуй, здесь дело в религии. Католики почитают Деву Марию, преклоняясь перед ней как перед прекрасным возвышенным существом. Это повлекло за собой почитание образа Прекрасной Дамы и в реальной жизни. В православии же Богородица олицетворяла женщину, выполняющую материнские функции. Не было ни малейшего намека на преклонение перед ней как перед идеалом или личностью. Соответственно, единственное, на что могли надеяться женщины в православии, — это уважительное отношение к матери, жене, хозяйке очага. Но не почитание прекрасной и возвышенной Дамы, которой посвящали песни и рыцарские турниры. 

Кстати, во времена Киевской Руси существовало рабство. Красивая белая рабыня ценилась очень дорого — за нее могли заплатить 1000 серебряных дирхемов. Девушки-невольницы были одним из предметов экспорта. А поскольку религия не позволяла ни мусульманам, ни христианам обращать в рабство своих единоверцев, то славянские язычницы были наиболее часто встречающимся товаром на рынках белокожих невольниц. По сообщению путешественников, русы не только открыто торговали красавицами, но и без стеснения практиковали публичный, часто групповой секс. 

— А как же «законные» жены?

— В эпоху язычества понятия брака были весьма расплывчаты. Женой считалась женщина, которая родила своему мужчине детей и наследовала его имущество. Первые христианские летописцы с осуждением описывают принятые у древлян, радимичей, вятичей и северян обычаи похищения невест у воды или во время игрищ. Хотя у большинства славянских племен было все-таки принято предварительно сговариваться с похищаемой невестой. Этнографы отмечают, что похищение девушек с их согласия сохранилось как брачный ритуал в крестьянской среде в северных и зауральских землях даже в ХIХ веке, где браки-«убеги» были частым явлением.

— Существовало ли тогда понятие верности супругов?

— Есть сведения об удивительном для варварских племен целомудрии славянских женщин и супружеской верности. Арабский автор Гардизи, описывая обычаи наших предков, упоминает о наказании для прелюбодеев: «Если кто совершает прелюбодеяние, то его убивают, не принимая у него никаких извинений». В те далекие времена кипели нешуточные страсти. 

— А кто из женщин Древней Руси первой упомянута в летописи? 

— Сестра легендарных основателей Киева Кия, Щека и Хорива — Лыбедь. По легенде Лыбедь постигла трагическая любовь и от ее слез образовалась река, которую назвали в честь девушки. В память о печальной красавице в старину было принято юношам и девушкам встречаться на берегах Лыбеди. Однако это все-таки персонаж легендарный, а вот умная, властная, волевая княгиня Ольга — это уже история. Первая известная христианка Руси, красавица, пленившая красотой и умом даже византийского императора, Ольга, бесспорно, была личностью колоритной и загадочной, пользовавшейся авторитетом и почетом. «Повесть временных лет» сообщает о том горе, какое пережили люди, когда их правительницы не стало. «… и плакали по ней плачем великим сын ее, и внуки ее, и все люди, и понесли, и похоронили ее на выбранном месте».

— Сохранились свидетельства о простых, незнатных женщинах Древней Руси? 

— Можно упомянуть ключницу Малушу, служанку княгини Ольги. Как свидетельствует «Повесть временных лет», Малуша была дочерью некоего Малка, простого жителя города Любич. Однако должность экономки при княжеском дворе, заправляющей немалым хозяйством, требовала от женщины незаурядных умственных качеств и сноровки. Видимо, Малуша к тому же была хороша собой, поскольку на нее обратил внимание самый прославленный воин Древней Руси князь Святослав. От этой любви родился Владимир, князь Красное Солнышко, будущий креститель Руси. Он сумел возвыситься, сокрушить противников и стать единовластным правителем на Руси благодаря своим достоинствам, несмотря на позорное прозвище «робичич». Ведь Малуша была из челяди и могла считаться рабыней. 

Владимир, кстати, был таким любвеобильным, что даже стыдливый христианский летописец был вынужден упомянуть о его гаремах. Известно, что из пяти официальных жен князя-язычника четыре были уже христианками — гречанка, болгарка и две чешки. Наверняка они пытались обратить своего мужа в свою веру, но маловероятно, чтобы именно жены повлияли на решение князя принять христианство. Скорее, выбор князя объясняется тем, что это была религия самого сильного на тот период соседнего государства — Византии. 

Однако без женщины здесь не обошлось. Одним из условий крещения и союза с могучей державой стал его брак с византийской царевной Анной. Стоит отметить, что константинопольские правители вовсе не стремились отдавать своих женщин в другие страны. Порой они даже обманывали государей иных держав, отдавая им в жены дальних родственниц или незаконнорожденных дочерей, только бы не иметь династических связей с варварами. Но князю Владимиру они доверились. 

— Так что брак царевны Анны и князя Владимира был для Руси удачей? 


— Очень большой удачей. Она стала, по сути, первой законной княгиней, хотя была уже шестой женой Владимира. Ради нее он отослал остальных с глаз долой. Влияние Анны на Руси было неоспоримо — она покровительствовала христианству, привезла в Киев первую библиотеку, чудотворные иконы, в частности икону Божьей Матери, написанную, по преданию, самим евангелистом Лукой. Она наверняка оказала влияние и на моду — холеная, роскошно одетая византийская царевна являлась образцом для местных женщин. Согласно преданию, Владимир очень любил и почитал Анну. Она родила ему двух сыновей — Бориса и Глеба, первых русских святых, а также дочь Марию.

Кстати, при выборе невесты византийцы заботились, чтобы она была благонравна и красива, высокородность здесь играла второстепенную роль. Для императоров зачастую устраивались смотрины невест — красавиц разного происхождения свозили со всей империи. Следует отметить, что многие черты византийского отношения к женщине — необходимость ее уединенного времяпровождения, полного послушания главе семьи, те же смотрины — позже были переняты в России. Так, первые Романовы зачастую выбирали себе цариц-красавиц как раз на подобных смотринах.

— Получается, где бы ни жили представительницы слабого пола, они смогли оставить свой след в истории...

— Безусловно. Однако зачастую вмешательство женщин в исторические процессы, их влияние на поступки мужчин, их страсти, повлиявшие на ход событий, принято считать скорее историческим анекдотом. Я не разделяю эту точку зрения. На мой взгляд, большая история человечества — это совокупность таких вот маленьких историй как женских, так и мужских. Некоторые из «бесправных» и не облеченных официальной властью женщин далеких веков творили историю не в меньшей мере, чем самостоятельные политические деятельницы нашего времени. Я уверена, в частности, что их влияние на мужей и возлюбленных было гораздо больше, чем это отражено в официальных документах. Об этом я и пишу в своих книгах.



Источник http://www.zn.ua/ За новость благодарим ann045
Категория: Новости | Просмотров: 1734 | Добавил: Lansovi
Всего комментариев: 4
4  
Не нахожу, чтобы положение женщины в социуме претерпело слишком серьёзные изменения к лучшему за прошедшие два столетия. Внутренний мир женщины до сих пор невостребован ни в социуме, ни в семье. Работать женщине приходится гораздо больше, а не меньше, чем в предшествующие столетия. Извините меня, но я не считаю это прогрессом. Если говорить о моральном облике людей, я давно не наблюдаю в социуме молодых девушек, которые могут сказать о себе, что они любят и любимы, что они спокойны внутри семьи и социума, что они хотят семью, хотят детей. Я даже не встречаю людей из более молодых, которые могли бы сказать о себе, что они любят свою родную страну. Разве это прогресс? Я так не думаю.
По поводу эмансипации, как женщин, так и мужчин, скажу, что меня это очень печалит, я на самом деле, а не только в исторических книгах, застала времена, когда люди в социуме были более культурными, более развитыми, более воспитанными, более здоровыми физически и психически, более деликатными. Сейчас этого нет, и меня это очень печалит, не говоря уже о том, что я не считаю это прогрессом, разумеется.
По поводу современной литературы могу сказать, что даже в книгах моей любимой писательницы Симоны Вилар, которая пишет грамотным литературным языком, к тому же хорошо разбирается в истории, прежде чем книги писать, по сравнению с другими авторами - нашими современниками, Симона Вилар является приятным исключением из общего правила, - при всех достоинствах творчества Симоны Вилар, мне очень не хватает на страницах её книг леди Ровены. Да, да: леди! Даже в книгах Симоны Вилар женские персонажи умеют хорошо бегать, прыгать и стрелять, но они ничего из себя не представляют в качестве женщины, жены, матери, хозяйки дома или леди.

3  
Да независимомть это хорошо,но мужики все равно и по сей день негодяи! cry

2  
Да, но в некоторых странах до сих пор средневековые порядки sad

1  
Как хорошо все-таки, чтто мы с вами родились в современном мире, где женщина имеет такие же права как и мужчины. А главное-независимость! biggrin

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]